Судек

Джулиан Барнс, "История мира в 10 1/2 главах"

Джулиан Барнс История мира рецензия

Об авторе: Джулиан Барнс – английский писатель, живой классик. Лауреат премии Сомерсета Моэма за роман «Метроленд» и Букеровской премии-2011 за роман «Предчувствие конца».

О чем книга: Десять с половиной глав, каждая из которых – размышление о религии – и ее безбожии.
«История мира…» – это голос умного скептика, читающего Библию, и даже больше – это, возможно, единственная в своем роде Библия агностицизма. Книга, которая медленно и методично, подобно жуку-древоточцу, подтачивает основы религиозных догматов – подвергая глубокому анализу и безжалостной критике все проявления фанатизма и слепой веры.

Каждая глава здесь — еще и упражнение в писательском мастерстве. Барнс словно бросает вызов литературе — он, кажется, поставил себе цель — написать книгу, использовав все возможные стили и приемы письма; и его метод в данном случае отлично работает на главную идею — заставить нас, читателей, взглянуть на историю иначе, под неожиданным углом, — не как на стройную, обхваченную кожаным переплетом, энциклопедию, где все события разбиты на параграфы и пронумерованы, но — как на хаотичный набор слухов и домыслов, рассказанных случайными свидетелями (как тут не вспомнить пословицу: «врет как очевидец»?).
«История? Всего лишь эхо голосов во тьме <...> Мы лежим здесь на больничной койке настоящего (какие славные, чистые у нас нынче простыни), а рядом булькает капельница, питающая нас раствором ежедневных новостей. Мы считаем, что знаем, кто мы такие, хотя нам и неведомо, почему мы сюда попали и долго ли нам придется еще здесь оставаться. И, маясь в своих бандажах, страдая от неопределенности, — разве мы не добровольные пациенты? — мы сочиняем. Мы придумываем свою повесть, чтобы обойти факты, которых не знаем или не хотим принять...»
И все же, «История мира...» — это не просто постмодернистская забава. Архитектура романа гораздо сложнее и интереснее, ведь Барнс не ограничивается сатирой и отрицанием всего и вся — «не верю, не было, невозможно». Помимо прочего, он четко иллюстрирует простую мыль: о том, что время — не самый лучший показатель качества идеи, и устоявшиеся моральные нормы могут быть так же ошибочны и часто гораздо более жестоки, чем новые веяния; и вот в этих противоречивых тезисах Барнс пытается найти ориентир, в соответствии с которым людей не пришлось бы делить на «чистых» и «нечистых», «верных» и «неверных».
Как любой мыслящий человек, он не может жить без ответов; но стандартные отговорки его не устраивают:
Заповеди? — Сколько людей погибло ради их соблюдения?
Рай? — ох, не смешите меня: самое скучное место на свете!
И в этом разрезе «История мира...» — как бы размышление от противного, поиск смысла за пределами протоптанных и утвержденных христианством (и вообще — догмами) дорожек. И еще — попытка описать то чувство, которое испытывает каждый из нас, вдруг осознав, что не бессмертен; и потому мотив одинокого судна в открытом море — мотив кораблекрушения — здесь ключевая тема: куда мы плывем? А есть ли там земля вообще, за горизонтом? И если есть — то будут ли рады нам ее обитатели? И хватит ли у нас сил и — главное — смелости достичь берега и ступить на него?
Ведь все на самом деле очень просто: история каждый день учит нас чему-то — это мы, двоечники, вечно прогуливаем ее уроки.


Еще рецензии на Барнса:
Джулиан Барнс, "Попугай Флобера"
Джулиан Барнс, "Нечего бояться"

Мы вовсе не отважные мореплаватели. Обратившись в лоно религии, мы превращаемся в жалких трусов,
норовящих увернуться от неизбежной смерти. Это, в свою очередь, порождает множество любителей
поторговать индульгенциями. И сколько бы такие светлые головы как Барнс ни просвещали нас, приходят эпохи помрачения, подобные нынешней, когда все блага приносятся в жертву химерам.
Скажите, а вы рецензии для какого-то издания пишете?
Формат такой краткий, обычно пишут больше...

Отдельная тема сего романа, ИМХО, - тема "плота "Медуза". Я, признаться, и не знал до книги о такой картине.
Да, я тоже только от Барнса узнал о картине. Но он написал о ней так мастерски исчерпывающе, что тут и добавить нечего. Я пробовал как-то обозначить эту картину в рецензии, но тот абзац был слишком тяжеловесный и ломал ритм текста, поэтому я его выбросил.
Размер моих рецензий зависит только от одного фактора - сказал ли я все, что хотел, или нет)
Обычно я выделяю главную тему книги, - и стараюсь раскрыть ее максимально кратко. Это хорошая тренировка - тренировка краткости.
Единственный, о ком я написал много, это Кржижановский - http://polyarinov.livejournal.com/10788.html

Там страниц 20. Но это и не рецензия, а скорее экскурс в его тексты. Очень уж необычный у него роман - поэтому и написалось много. К тому же почти никто его не знает.