Судек

Джулиан Барнс, "Нечего бояться" ("Nothing to be frightened of")

Джулиан Барнс Нечего бояться рецензия

Об авторе: Best. Writer. Ever.

О книге: В романе НоВайолет Булавайо «We need new names» есть одна сильная сцена: главные герои, дети 10-11 лет, хоронят своего друга. И один из них, глядя в могилу, спрашивает:
– Как ты думаешь, каково это – умирать?
– Откуда мне знать? – Говорит другой. – Я ни разу не умирал.

Так вот, этот диалог мог бы служить эпиграфом к книге Барнса «Нечего бояться». Почему? Да потому что написать такое мог только человек, который умирал. И не раз.

«Нечего бояться» – это в некотором роде экскурс в историю самого сильного и самого человеческого страха. Текст у Барнса получился тяжелый и холодный, как сырой грунт. Автор словно не пишет, а бросает слова на бумагу, как комья земли на крышку гроба. Его не интересуют все эти позолоченные, игрушечные теории о «загробной жизни» (религия для него не более чем вредная привычка), он не ищет утешения или прощения, нет, – он мыслит в ином направлении: его, как Кьеркегора, интересует даже не смерть per se, его интересует ужас, который вызывает у нас мысль о близости конца.

Вообще Джулиан Барнс всегда славился незаурядной фантазией. В его библиографии есть даже рассказ о судебном процессе над личинками жука-древоточца («История мира в 10 ½ главах» – именно отсюда, кстати, из последней главы растут ноги у «Нечего бояться»; и читать две эти книги, пожалуй, следует в связке). И вот, когда, казалось бы, ничего более изощренного придумать уже невозможно, Барнс пишет… биографию смерти, книгу-ворчание-из-могилы, книгу, в которой автор обращается даже не к читателю, а к человеку из будущего, к тому, кто придет (или не придет) взглянуть на его надгробный камень, к тому, кто прочитает (или не прочитает) его эпитафию.

***

Когда вы будете читать это предложение, я, возможно, уже умру. В таком случае никакие претензии насчет книги не принимаются. С другой стороны, мы сейчас оба можем быть живы (вы – по определению), но что, если вы умрете раньше, чем я? Вы об этом думали? Извините, что напомнил, но такая возможность существует, по крайней мере, еще несколько лет. Что ж, мои соболезнования родным и близким. … И по-прежнему существует такой вариант, что я умру в середине написания этой книги. Что будет обидно нам обоим – если только вы не собирались в любом случае бросить ее ровно там, где обрывается повествование. Я могу умереть в середине предложения. Возможно даже в середине сло
Шучу.

***

Когда я задаюсь вопросом: "Почему смерть происходит со мной?" - то могу лишь поаплодировать насколько резкому, настолько и блестящему ответу теолога Джона Боукера: "Потому что с тобой происходит Вселенная".

***

Подозреваю, что если мне случится умирать без особой спешки, я предпочту книгам музыку. Да и будет ли в голове место для чудесного морока сочинительства, для работы мысли: сюжета, ситуации, характеров?.. Нет, мне, наверное, больше подойдет музыка, внутривенно: прямо в кровеносную систему, прямо к сердцу.

***

Ярость воскрешенного атеиста – вот на что стоило бы посмотреть.



***

Еще рецензии на книги Джулиана Барнса:
Джулиан Барнс, "Попугай Флобера"
Джулиан Барнс, "История мира в 10 1/2 главах"

Скачать "Нечего бояться" можно тут: http://flibusta.net/b/251573

1) ее уже перевели?
2) хорош ли перевод?
поскольку с русскими переводами Барнсу везет так же, как и всем - ну иногда, может быть, но вообще-то нет.
1) Да, перевели. http://www.ozon.ru/context/detail/id/17929832/
2) Перевод с оригиналом я, честно говоря, не сверял. Переводчиков было двое, один из них, Дмитрий Симановский, перводил Филиппа Дика и Ирвина Уэлша. Его переводы переиздаются. Мата и ругани в адрес переводчиков я не слышал. В книжных соц.сетях те, кто читал на русском, никаких претензий не высказывают, что, конечно ничего не говорит об аккуратности, но......
Перевод плох. Вот одна из фраз перевода: «Меня не тревожит отсутствие Аллаха или Будды в большей степени, нежели Одина или Зевса».
история мира в 10 1/2 главах мне понравилась, надо будет эту тоже посмотреть, спасибо
Да, эта книга, по сути, выросла из последней главы "Истории мира". Только если там была сатира на Рай и Ад, то здесь - очень серьезные размышления на ту же тему. Очень важная книга, мне кажется.
Рецензия на "Историю мира" здесь: http://polyarinov.livejournal.com/14564.html
Читала, великолепная книга.
Ваша рецензия понравилась, но у меня другие ощущения сложились после прочтения, не столь тяжелые. Книга читается легко, и юмор у Барнса изящный и разноплановый.

"В июне 2006 года в киевском зоопарке некий гражданин слез по веревке в островной вольер с тиграми и львами. Пока длился спуск, он кричал в сторону изумленной толпы зевак. Один из очевидцев приводит его слова: "Кто в Бога верит, того львы не тронут", а затем - откровенно с подначкой :"Господь спасет меня, если Он есть". Провокатор-метафизик достиг земли, разулся и направился к животным, после чего раздраженная львица сбила его с ног и перекусила сонную артерию. Доказывает ли это, что: а) гражданин был сумасшедшим, б) Бога нет, в) Бог есть, но не явил себя, поскольку не ведется на такие дешевые уловки, г) Бог есть и только что продемонстрировал, какое у Него чувство юмора, д) все вышеперечисленное неверно".

Задумываешься буквально над каждой строчкой, вступаешь в диалог с собой, с Барнсом, и со всеми философами, и после прочтения книги не возможно остановиться, хочется говорить о ней, говорить, говорить....
Да-да, я тоже помню этот смешной абзац о киевском зоопарке))
Вообще, это стиль Барнса: даже о жутких вещах он умудряется писать саркастично. В этом плане его отлично характеризует приведенная мной цитата: "возможно я умру в середине сло... шучу".
Просто, на мой взгляд, эта книга - самая тяжелая из всех его текстов. Смерть жены очень сильно на него повлияла. Какие-то моменты я читал и мне прям хотелось его подбодрить - настолько потерянным он казался.
Короче, абсолютный шедевр, конечно.

Барнс может сколько угодно притворяться простым смертным и сколько угодно отрицать Бога - но мы-то, читатели, точно знаем, что уж кто-кто, а Джулиан Барнс общается с Ним напрямую, пусть даже и не осознает этого))