Category: дети

Оливер Сакс

Дженни Нордберг, "Подпольные девочки Кабула"



В 2010 году шведская журналистка Дженни Нордберг отправилась в Афганистан, чтобы написать серию статей для журнала Time. Собирая материал, она столкнулась с необычной, эммм, «культурной особенностью» этой страны — в семье, где она жила, одну из дочерей воспитывали как мальчика — коротко стригли, называли мужским именем, одевали в брюки и рубашки и отправляли в школу-для-мальчиков. Все это выглядело очень странно, потому что все вокруг, — друзья, соседи, школьные учителя, — знали об этом «маскараде» и ничего не имели против. Такая вот коллективная ложь. Или скорее коллективное притворство.

Так Дженни Нордберг узнала о «бача пош» («одетая как мальчик» на языке дари) — о самой нелепой, пожалуй, традиции Афганистана и других стран с патриархальным укладом жизни; стран, где женщины считаются людьми второго сорта, а мальчиков откровенно предпочитают девочкам, и успешность и процветание семьи напрямую зависит от того, сколько мальчиков удалось родить жене (и удалось ли вообще). Именно поэтому в семьях, где нет мальчиков, эту роль приходится играть одной из дочерей.

И вот тут начинается история по-настоящему средневековой дикости.Collapse )
Судек

Джо Мино, "Провальное дело мальчика-детектива"

Джо Мино Провальное дело мальчика детектива

Провальное дело писателя-постмодерниста.

Джо Мино - большой мастер стилизаций. Его «Провальное дело...» начинается как типичная детская книжка в стиле «Нэнси-Дрю». Юный Билли Арго получает на день рождения набор частного детектива, и дальше – они вместе с сестрой и лучшим другом начинают одно за другим раскрывать таинственные и загадочные преступления. О них даже пишут в газетах («Мальчик детектив раскрывает дело о контрабанде серебра», «Мальчик-детектив окончил школу экстерном и в тот же день раскрыл дело о двойном убийстве».)
Роман всеми силами притворяется безобидной детской книжкой. В конце даже собраны шутошные ребусы, которые (якобы) нужны, чтобы помочь главному герою «разгадать тайну».
Но.
Collapse )
Судек

Lewis B. Frumkes, "Как увеличить IQ, поедая одаренных детей"

В прошлом году я написал большой пост о книжных обложках. Идея была проста: в России напрочь отсутствует культура обложек, в то время как на западе есть даже специальные конкурсы для дизайнеров и иллюстраторов.
Позже оказалось, что эта проблема волнует не только нас, читателей, но и самих писателей. Орхан Памук, к примеру, написал статью «Девять замечаний относительно книжных обложек».
И вот.
Неделю назад я наткнулся на вот такую обложку:
worst-book-covers-titles-50
В переводе на русский: «Как увеличить коэффициент интеллекта, поедая одаренных детей».

Сперва, естественно, я подумал, что это анти-бука – ну, то есть, такая специальная обложка, которую люди надевают на книгу, чтобы кошмарить пассажиров в метро.
Но.
Collapse )
Судек

Оруэлл одобряет: 7 замечаний о книге "Дети полуночи"

Салман Рушди Дети полуночи рецензия

Рушди однажды признался, что в черновике роман «Дети полуночи» начинался фразой: «Все самые важные события в нашей жизни происходят в наше отсутствие». В чистовик фраза не попала — но осталась между строк.
«Дети полуночи» — это размышление о роли личности в истории. И роль эта — незавидная: роль безмолвного свидетеля. Рушди здесь как бы продолжает линию размышлений, заданную еще Львом Толстым в «Войне и мире». История, говорит он, бесстрастна; это мы привыкли вешать ярлыки на былое: «смутное время», «великая депрессия», «железный занавес». В то время как на самом деле все события в мире связывает только одно — наше желание связывать их.
Людям свойственно склеивать отдельные факты в единое целое — точно так же птицы вьют гнезда из опавшей листвы и хвои, используя собственную слюну в качестве скрепляющего раствора. И, как птицы могут оставить одно гнездо чтобы построить новое, так и люди легко меняют одну Историю Отечества на другую — более удобную. Нужно всего лишь переписать учебники.
Вообще, вера в то, что историю создают Великие Люди, это порождение тщеславия — в самой тяжелой форме. Точно так же индейские шаманы когда-то верили, что дождь можно вызвать, бросив ветку сушеной амброзии в ритуальный костер и постучав в бубен, сделанный из шкуры барсука.
И вот, казалось бы, каменный век уже давно позади — а наши правители все так же «стучат в бубен» и гнут историю по собственному усмотрению, надеясь убедить народ в том, что все хорошее, включая дождь, — это их заслуга. А все плохое — подбросили враги.
И «Дети полуночи» — рассказ как раз об этом: о сверхчеловеках, рожденных в ночь, когда Индия обрела независимость. На протяжении десятилетий и семисот страниц герои, убежденные в своей Избранности, стараются спасти свою родину — от нищеты, разрухи, гражданской войны и — друг от друга. И чем дольше стараются — тем хуже получается.
Но — фатализм Рушди отнюдь не пораженческий. Наоброт: «Детей полуночи» можно читать как исследование природы тирании. Как только человек начинает «пасти народы», и убеждает себя в том, что «это предназначено ему судьбой» — он превращается в чудовище. И как бы ни рядился гад в сияющие доспехи и ни срывал звезды с неба, чтоб прицепить себе на грудь и подчиненным — на погоны, историю ему не обмануть. Ей виднее.
Да и вообще — всегда найдется мальчик, который скажет: «Эй, а король-то голый!»
***
Стой и смотри, как рушится твой Вавилон. И не вздумай отводить взгляд — иначе опять ничему не научишься. Ведь, в сущности, есть только один способ победить Историю — оставаться человеком. Даже в окружении чудовищ.
Это старинное напутствие надо бы выжигать на лбу у каждого «Спасителя-тире-Пророка» — чтоб читал его всякий раз, когда любуется собой в зеркале.


Еще на ту же тему:
7 замечаний о судьбе "Сатанинских стихов" в России
Салман Рушди "Джозеф Антон"
Джулиан Барнс, "История мира в 10 1/2 главах"