Category: искусство

Откуда взялся киберпанк?

Тем временем записал еще два выпуска подкаста. Один — о Бэнкси и уличных художниках, другой — о предшественниках жанра киберпанк.

>>> № 2 — Бэнкси, пост-граффити и умный вандализм: https://soundcloud.com/polyarinov/2-banksy-post-graffiti-i-umnyy-vandalizm
>>> № 3 — Откуда взялся киберпанк: https://soundcloud.com/polyarinov/3-otkuda-vzyalsya-cyberpunk

Слушать можно и на айтюнсе: https://itunes.apple.com/ru/podcast/поляринов-говорит/id1403949731?mt=2

И даже на Букмэйте: https://ru.bookmate.com/bookshelves/RSTYJgQh
Оливер Сакс

Томас Пинчон/фэнзин


Как сказал Салтыков-Щедрин: «Разбуди меня через сто лет и спроси, что с Россией? Я отвечу: why should things be easy to understand?»
Ну ладно, окей, он такого не говорил [и очень зря!].
А вообще я про одну важную вещь хотел написать. Тут ребята из Питера взяли и основали фэнзин (англ. fanzine, от fan magazine — «фанатский журнал»). Называется Pollen. То есть, представьте: люди просто собрались вместе и на свои собственные деньги напечатали небольшую книжку со статьями/переводами, посвященными Томасу Пинчону. Никто не просил их это делать, никто им ничего не обещал. Они придумали, перевели, сверстали, напечатали, проиллюстрировали, привезли в Москву на Нон-фикшн и устроили презентацию. Всё сами, понимаете? На чистом энтузиазме. Из чистой любви к искусству.
Теперь благодаря им у нас с вами есть возможность узнать о Томасе Пинчоне больше и передать эти знания другим [если уж говорить об энтропии, то просвещение единственный известный мне способ борьбы с ней].
Samizdat жив, друзья. И поддержать его очень легко: прочесть и поделиться.
Тираж первого номера Pollen’а составляет 100 экземпляров и уже разошелся по рукам фанатов. Но не все потеряно — у меня есть ПДФ (скачать можно тут). Второй, весенний номер на подходе, он будет целиком посвящен Дэвиду Фостеру Уоллесу. Мы уже работаем над ним, следите за обновлениями.
Collapse )
Оливер Сакс

Марджан Сатрапи, «Персеполис»


«Персеполис» — когда видишь это слово на обложке, первое, что приходит в голову — античная легенда о Таис Афинской, о той, которая сожгла одноименный город в отместку за Афины, сожженные когда-то Ксерском.
Но в случае с романом Марджан Сатрапи слово «Персеполис» в названии — скорее аллюзия. Прямого отношения к античной легенде книга не имеет, хотя мотив «да гори оно все огнем» тут встречается постоянно. На самом деле эта книга — автобиография, рассказанная через картинки. Комикс. Место действия: Иран 70-90-х. Сатрапи родилась в Тегеране в 1969 году, и так уж вышло, что именно этот период — вторая половина ХХ века, — стал для Ирана одним из самых жестоких и кровопролитных за всю новейшую историю. Еще будучи ребенком Сатрапи пережила несколько революций, войн и чуть не погибла во время бомбежек города войсками Саддама Хусейна; потом училась в Вене, снова вернулась в Иран, чтобы учиться в школе искусств — событий столько, что хватило бы на несколько жизней. «Персеполис» — это Исламская революция и Ирано-иракская война глазами ребенка, девочки, чье детство прошло в стране, захваченной религиозными мракобесами, где неугодных репрессируют и расстреливают без суда и следствия, а женщину могут арестовать за губную помаду или за прядь волос, выбившуюся из-под хиджаба.
Collapse )

Пара слов о великом «Великом Гэтсби»

Интересный факт: обложку первого издания «Великого Гэтсби» художник Фрэнсис Кугат нарисовал еще до того, как Фицджеральд закончил свой роман. Автор был так очарован работой художника, что тут же вписал эти светящиеся глаза над парком аттракционов в свою книгу.

С названием Фицджеральд очень долго не мог определиться вот черновые варианты: «Вокруг мусора и миллионеров», «Гэтсби — Золотая шляпа», «Неистовый любовник» и «По дороге в Уэст Эгг».

У художников есть свой особый способ признаться в любви к книге — создать для нее обложку. Вот 14 самых красивых обложек «Великого Гэтсби» (включая первое издание).



Collapse )
Судек

Александр Колдер, сферический скульптор в вакууме




Мы приглашаем вас на выставку работ Александра Колдера, сказали они.
Мы бы хотели, чтобы вы написали что-нибудь о его творчестве, сказали они.
Я взял блокнот, ручку и отправился в Пушкинский музей.
В музее меня ждали свисающие с потолка на невидимой леске подвижные скульптуры, — так называемые «мобили», и стоящие на белых стендах статичные, похожие на причудливых животных «стабили».
Зрелище было впечатляющее, но...
Проблемы начались, когда я занялся сбором материала для статьи.
Я прочитаю его биографию, думал я, и расскажу о каком-нибудь интересном случае из его жизни. Это всегда работает. Ведь Колдер — практически ровесник двадцатого века (1898 — 1976), свидетель целой эпохи, эпохи войн и диктаторов, дикости и прогресса, наверняка в его жизни есть эпизод, заслуживающий внимания, определивший его эстетические принципы, изменивший его — борьба с режимом, бегство от тирана, война, что-нибудь в этом роде.
Collapse )
Судек

Том Голд, художник-иллюстратор

ннннннн

Всегда любил обложки журнала The New Yorker. А сегодня в блоге Дениса Чужого, наконец, узнал имя человека (одного из), который их рисует. Том Голд (Tom Guald). Вот подборка его литературных комиксов (очень жалею, что запостил свой текст о сложных романах до того, как нашел комикс про «Птицу, мышь и „Улисса“» - было бы очень в тему).

1Мышь, птица и Улисс
Опять кафку читал
Collapse )
Судек

«Wall and piece» by Banksy

Бэнкси Уолл энд пис

В этой книге прекрасно все: начиная с названия «Wall and piece» (здесь: (а) обыгрывается название романа Толстого «War and peace», (б) «piece» на английском может значить, как «обломок/кусок», так и «картина»), и кончая блёрбом на обложке, который выглядит вот так:
Бэнкси блерб
Приблизительный перевод: «Я не позволю вам цитировать меня на обложке вашей книги».
И подпись: представитель департамента полиции.
-----
Отдельного упоминания стоит страница с копирайтом, вот она:
Бэнкси копирайт из фор лузерс
Collapse )
Судек

Пинок в область зоны комфорта

1 Брайан Деттмер художник

Фотографии работ Брайана Деттмера (из прошлого поста) вызвали неожиданно бурную реакцию среди моих знакомых — весь день сегодня люди пытались обсудить со мной смысл данного концепта. Работы Деттмера никого не оскорбили, нет, но очень удивили.
Главный вопрос звучал так: «Зачем? Почему то же самое нельзя делать из стопок бумаги? Зачем брать именно настоящие книги? Это эпатаж?»
Отвечаю: нет, это не эпатаж. Это прием. Все немного сложнее (или проще зависит от угла зрения). Концептуальное искусство чаще всего построено на взломе нормы. И цель здесь — не столько создать красоту, сколько нащупать границу нормального и (по возможности) перешагнуть через нее и посмотреть, что там за ней, — иными словами: вытолкнуть зрителя из зоны комфорта. Деттмер не мог использовать «простые стопки бумаги» или «специально напечатанные для этого дела книги» по трем причинам:
Collapse )
Судек

Книга-скульптура: Джонатан Сафран Фоер, «Дерево кодов» (Tree of codes)

Джонатан Сафран Фоер дерево кодов

Джонатан Сафран Фоер — американский писатель, в России он известен как автор книг «Полная иллюминация», «Жутко громко и запредельно близко» и «Мясо.Eating animals».
Но мало кто знает, что в 2010 году вышла четвертая работа Дж.С.Фоера «Tree of codes» («Дерево кодов»). Ее никогда не переведут на русский, потому что само тело книги — произведение искусства. Посмотрите на фото:
Collapse )