Category: происшествия

Откуда взялся киберпанк?

Тем временем записал еще два выпуска подкаста. Один — о Бэнкси и уличных художниках, другой — о предшественниках жанра киберпанк.

>>> № 2 — Бэнкси, пост-граффити и умный вандализм: https://soundcloud.com/polyarinov/2-banksy-post-graffiti-i-umnyy-vandalizm
>>> № 3 — Откуда взялся киберпанк: https://soundcloud.com/polyarinov/3-otkuda-vzyalsya-cyberpunk

Слушать можно и на айтюнсе: https://itunes.apple.com/ru/podcast/поляринов-говорит/id1403949731?mt=2

И даже на Букмэйте: https://ru.bookmate.com/bookshelves/RSTYJgQh

Поляринов говорит, подкаст

Из последних новостей: Завел подкаст. В первом выпуске рассказываю о том, как в разных странах культура реагирует [или не реагирует] на трагедии, и как дистанция между событием и текстом о нем влияет на восприятие события. На примерах из Германии, Польши, США и России. Убийство Кеннеди, Беслан, 11 сентября и проч. Первый эпизод уже доступен во всех приложениях и на айтюнсе [по запросу «Поляринов» должен находиться]

Плюс на "Дистопии" вышел мой рассказ о трех писателях/книгах, которые меня перепахали — в детстве, в юности и в отрочестве.

Судек

Дон Делилло, «Белый шум [Ивана Ильича]»



Тема смерти в литературе — самая сложная. Многие авторы срезались на ней. Слишком велик риск скатиться в пошлость и нравоучения, не все чувствуют разницу между первобытным страхом и банальным нытьем.
Но Делилло — писатель умный, он знает: лучший способ спрятать свои мысли — отдать их дуракам, а юмор — самая адекватная форма для обсуждения важнейших вопросов.
Поэтому о смерти у него чаще всего размышляют персонажи во многом смешные и даже придурковатые: один искренне верит в существование таблеток, подавляющих страх смерти, другой собирается залезть в террариум с ядовитыми змеями, чтобы доказать свое бесстрашие.
Главный герой «Белого шума», Джек Глэдни, — преподаватель в провинциальном университете, основатель кафедры «гитлероведения» (sic!). Живет с пятой по счету женой и целым выводком детей от предыдущих браков. Биография Джека довольно незатейлива: семья, работа, дом, машина — все радости среднего класса. Свою карьеру он построил на изучении («изучении») Гитлера, но выучить немецкий язык так и не удосужился (поэтому, узнав, что скоро в университете состоится конференция гитлероведов, Джек остро чувствует свое самозванство и боится разоблачения).
Всю жизнь Джек провел в «зоне комфорта», даже несколько разводов, кажется, не оказали никакого корректирующего воздействия на его мировоззрение. Но (всегда есть это «но») все меняется, когда недалеко от его дома происходит утечка пестицида, и над головой у Джека пролетает облако токсичного газа...
Collapse )
Судек

Грустные вести от Оливера Сакса

Оливер Сакс

19 февраля 2015 года всемирно известный писатель/невролог Оливер Сакс опубликовал в журнале The New York Times письмо, в котором сообщил читателям, что его рак достиг стадии, на которой болезнь уже не поддается лечению.
Оливер Сакс один из самых любимых моих писателей, до сих пор не могу поверить, что это его последнее письмо. И даже в нем он остается собой, смотрит в будущее с оптимизмом и благодарностью, несмотря на то, что это "будущее" в его случае измеряется не годами, а неделями, максимум месяцами.
Collapse )
Судек

Литература США после 9/11 (о новой книге Лорри Мур)

Лорри Мур 11 сентября рецензия
Утро 11 сентября 2001 года стало переломным для американской культуры. Еще в девяностых, например, режиссер Роланд Эммерих в фильме «День независимости» (1996) [1*] успешно метал перед зрителями свою развесистую клюкву — взрывал Эмпайр Стэйт Билдинг руками (или что у них там?) пришельцев и топтал Нью-Йорк ногами Годзиллы. Американцы (да и весь мир в целом) смотрели на все это с огромным удовольствием.
Когда же башни-близнецы рухнули, все изменилось, и нулевые Голливуд встречал уже с предельно серьезным выражением лица — сгустившаяся паранойя давила на культуру: в «Войне миров» (2005г), например, никто уже не упражнялся в остроумии на тему «крутые парни не смотрят на взрыв», у Спилберга каждое рухнувшее здание было трагедией, а рядовые американцы выглядели жалкими и запуганными — героев не было, были только жертвы. Сценаристы фильма очень вольно обошлись с романом Герберта Уэллса: выкинули социально-сатирический подтекст и вместо него прикрутили к сюжету «семейную драму» (которой не было в первоисточнике); со страхом перед террористами все еще хуже — он даже не в подтексте, а прямо в диалогах.
Collapse )
Судек

Дэвид Фостер Уоллес, эссе о Джоне Апдайке (перевод на русский)

Дэвид Фостер Уоллес о Джоне Апдайке

Продолжаю постепенно выкладывать переводы статей Д.Ф.Уоллеса из книги "Посмотрите на омара". На этот раз - его рецензия на один из романов Джона Апдайка.
С оригиналом сверяла book4you (и выцепила несколько дурацких ошибок, за что ей отдельное спасибо).


Изначально эту статью Уоллес написал для журнала The New York Observer - оригинал лежит здесь. Полное ее название звучит так: "Безусловно конец чего-то, и кое-кому стоит хорошенько об этом подумать (о романе Джона Апдайка «По направлению к концу времени»)"
Collapse )
Судек

Дэвид Митчелл, "Black Swan Green", перевод, глава 1-1.

1 Дэвид Митчелл Блэк Свон грин перевод на русский глава 1

(картинка черного лебедя - с сайта demiart, автора не знаю)

(Полный список готовых глав здесь)

Январь.

Чтоб ноги твоей в моем кабинете не было. Это правило отца. Но телефон звонил уже двадцать пять раз. Нормальный человек сдался бы после десяти или одиннадцати гудков, если только это не дело жизни и смерти. У отца есть автоответчик, как у Джеймса Гарнера в «Деле Рокфорда», с большими бобинами и пленкой. Но с недавнего времени он перестал им пользоваться. Телефон звонит в тридцатый раз. Джулия не слышит его – она наверху, слушает песню группы Human League «Don’t you want me?», выкрутив громкость на максимум. Сороковой раз. Мама тоже не слышит – она пылесосит, и еще стиральная машина работает на всю катушку. Пятидесятый раз. Нет, ну это уже ненормально. Что если отец попал под колеса Джаггернаута на трассе М5, и его тело изуродовано и опалено так сильно, что целой осталась лишь бумажка с номером телефона в кабинете? Тогда мы упустим наш последний шанс увидеть обугленного отца в реанимации.
Collapse )

Судек

Майкл Каннингем, "Начинается ночь" ("By nightfall")

Майкл Каннингэм Начинается ночь

Об авторе: Майкл Каннингем – американский писатель, живой классик. Лауреат Пулитцеровской премии-1999 за роман «Часы».

О чем книга: Питер Харрис – житель Нью-йорка, владелец галереи современного искусства и квартиры в одном из самых престижных районов города. Казалось бы, жизнь удалась, но – будни Питера не похожи на картины Климта; в них нет ни блеска, ни энергии. Ему чуть за сорок, у него жена, взрослая дочь и – кризис идентичности. Он занимается продвижением молодых художников, в которых не верит, а иногда и вовсе – не видит даже искры таланта.
И самое печальное: Питер все сильнее ощущает фантомную боль в той части души, где у людей обычно хранятся надежды на будущее.

Collapse )